Твоя стихия Универсум Твоя стихия Универсум - ролевой игровой форум, преимущественно фэнтези, где вас ждут фантастические приключения, литературные игры на любые сюжеты и в любых жанрах, а так же приятное общение, музыка, юмор, красивые картинки и хорошее настроение. Игровая кросс-платформа, возможность выбора персонажа ограничена лишь вашей фантазией
http://forumfiles.ru/files/000e/95/b7/79670.css
http://forumfiles.ru/files/000e/95/b7/89207.css
http://forumfiles.ru/files/000e/95/b7/33020.css

Твоя стихия УНИВЕРСУМ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Твоя стихия УНИВЕРСУМ » Регистрация персонажей » Эрика Линдхольм, Терра, человек.


Эрика Линдхольм, Терра, человек.

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1. Имя:
Эрика Линдхольм

2. Возраст:
16 лет, выглядит чуть постарше.

3. Раса:
Человек.

4. Внешность:
Переломный момент «гадкого утёнка» был успешно преодолён три года назад, когда  сквозь неуклюжие и угловатые черты несносного ребёнка начали проглядывать мягкие и женственные очертания девушки. Сейчас это невысокая, но с аккуратными многообещающими формами леди, привыкшая смотреть на мир если не свысока, то не снизу-вверх определённо, что, в свою очередь, обеспечивает ей внушающую уважение царственную осанку. Соотношение рост/вес – 162см/47кг.
Лицо Эрики отличается плавными линиями, очерчивающими высокие скулы и, в то же время, широковатую челюсть. Подбородок аккуратный, широкий, что, впрочем, можно сказать и о рте девушки – пухлые, слегка бесформенные губы кажутся чуть более крупными, чем им полагается быть. Впрочем, этот «недостаток» она маскирует косметикой, которой пользуется весьма умело.
Тёмно-русые брови вместе с небольшим прямым носом визуально образуют почти правильную букву «Т», отличаясь ровной линией, без лихих изломов. Глаза очень светлые, серо-голубые, с довольно привлекательным разрезом.
Естественный оттенок волос – светло-русый, с лёгким оливковым отливом. Сама девушка может характеризовать его как «бронзовый». Редко когда стрижёт волосы, преимущественно сохраняя их длину на уровне талии-ягодиц. Не слишком любит вычурные причёски.

5. Характер и увлечения:
Эрика, единственная дочь и наследница главы корпорации «Милитек», с детства привыкла себе ни в чём не отказывать. И при этом, всё же, не выросла капризной и сверх-избалованной девушкой. Отец, как основной воспитатель и объект для подражания, привил ей любовь к самоконтролю и адекватной оценке окружающего мира – в том числе и себя (в первую очередь - себя).
И, тем не менее, властность, свойственная её родителю, в полной мере проявилась и в самой девушке, которая с раннего возраста осознавала ту роль, которую ей предстояло в будущем сыграть на политической арене Терры. Не меньше.
Девушку можно назвать слишком взрослой для своих лет, но, обратившись к её прошлому, становится очевидно, что иначе быть и не могло. Образование, социальная изолированность от сверстников, заменённая компанией много более старших (и, следовательно, умных) людей, высокое положение в обществе – всё это научило юную Линдхольм смотреть на мир излишне цинично. Имея возможность наблюдать, каким образом строится политика Терры, и как представители высочайших партий альянса ищут расположения и союза с её отцом, она понимала, что внешний лоск, престиж и яркая упаковка всего, что демонстрируется по головидению – не более чем фарс, управляемый деньгами, и созданный ради денег.
Иная валюта – ум и внешность, также были доступны пониманию девушки, и также – не без помощи её отца, который, вопреки расхожим заблуждениям, вовсе не пытался сделать из дочери «маленькую обожаемую принцессу», а хладнокровно и целеустремлённо растил себе зубастую смену.
Впрочем, ей не чуждо чувство справедливости, но, преимущественно, это справедливость сильного перед слабым. Однако, можно ли назвать справедливость, зависящую от прихоти, истинной?
К лизоблюдству и пресмыкательству относится со сдержанной брезгливостью, по сию пору не научившись абстрагироваться и изображать положенные при этом эмоции, но активно работает над собой – тем более, что проблем с «практикой» почти не бывает. Многие пытаются завоевать благосклонность девушки, надеясь таким образом приблизиться к её родителю. Безуспешно, разумеется.
У Эрики немного опыта «живого» общения, у неё никогда не было настоящих подруг и друзей. В сущности, можно сказать, что у неё никогда не было возможности узнать – что же интересно ей самой, а не кому-то другому? Но если задать ей подобный вопрос, то девушка с категоричной уверенностью заявит, что её интересует то, что будет полезно отцу, к которому она испытывает исключительную приязнь и привязанность.
Сама же наследница – довольно энергичная особа, буквально наполненная сдержанной кипящей силой, которую она старательно направляет в «полезные» и «целесообразные» русла. Конный спорт, плаванье, стендовая стрельба – эти агрессивные, но весьма полезные увлечения являются для неё своеобразной отдушиной, и, в некотором роде, её можно назвать преуспевающей на этих поприщах. Куда меньше ей нравится художественная гимнастика, хотя Эрика и не отрицает её несомненной выгоды.
Голос у девушки прекрасно поставлен и удивительно низок – классическое контральто, что, на данном этапе, слегка её раздражает, однако, по заверению преподавателей (и, конечно же, дорогого папочки) – это неоспоримое достоинство. К тому же, ей довольно нравится петь.

6. Сила и способности:
Ничего особенного, за вычетом исключительного здоровья и общего гармоничного развития. Эрика прекрасно разбирается в этикете, причём – далеко не лишь Терранском, ей известны «поверхностные тонкости» вежливого и изысканного общения всех представителей альянса.
Экономическая грамотность, довольно неплохая подкованность в юридической и политической сферах, активно интересуется (скорее даже ревниво) научными достижениями иных миров в «смежных» областях.
Имеет юношеский разряд по конному спорту и стендовой стрельбе. Весьма достойно поёт. Из музыкальных инструментов на приемлемом уровне играет на скрипке (к инструменту питает дикую привязанность, поскольку, во-первых, подарок отца, а во-вторых – действительно дорогая и красивая штука). Владеет навыками «активного» и «пассивного» слушания.

7. Ориентация и сексуальные предпочтения:
Бисексуальна. Предпочтений не имеет. В целом, её можно назвать, скорее, равнодушной к близости, поскольку не так уж много ей попадалось людей, чьи прикосновения были бы по-настоящему приятными. Однако, изобразить сексуальную привязанность и влечение – вполне способна. Следует отметить, что фактический опыт отсутствует, но с наступлением половой зрелости Эрика перенесла операцию по удалению девственной плевы и установке противозачаточного импланта.

8. Биография:
История самой девушки лишена особых перипетий и сложностей, за исключением, пожалуй, того, что матери, как таковой, у неё не было вовсе. Господин Рикард Линдхольм счёл необходимым именно такой вид «приобретения» потомства, и потому, проведя исключительно анонимное и тщательное расследование, выбрал подходящую женщину, сделал ей пристойное (в финансовом плане) предложение, и, получив согласие (вместе с яйцеклеткой), вверил генетический материал попечению лаборатории и маточному репликатору. Развитие плода шло исключительно по плану, без каких-либо сбоев или эксцессов.
Упитанная и, в целом, довольно крупная девочка оказалась абсолютно здоровой и полностью соответствовала прогнозам, составленным на её счёт (в пределах допустимых погрешностей).
Эрика Линдхольм, родившаяся в Стокгольме, росла под навязчивым колпаком правил, догм и традиций, с одной стороны ограничивающих её свободу, а с другой – ограждающих от возможных проблем, в том числе и со здоровьем. При этом, как уже упоминалось, несмотря на эти ограничения – исполнялась фактически любая её прихоть.
С момента проявления и выделения «личности», отец перешёл из разряда наблюдателей в ряды непосредственного участника воспитания дочери. Всегда выкраивал время для игры с ней, ежедневно читал на ночь и сам укладывал её спать. В сущности, отцовство Рикарда Линдхольма ни у кого не могло вызвать бы нареканий, если бы не прививаемая с младых ногтей девочке искренняя вера в то, что она – всего лишь инструмент. Очень важный, драгоценный, но, тем не менее, инструмент – для достижения его, Рикарда, целей. И, вырастая, девочка искренне верила в то, что её назначение – именно в этом.
Лучшие няньки, лучшие частные учителя, домашнее обучение. Лучшие игрушки, лучшее окружение, к которому, впрочем, девочка испытывала довольно прохладные отношения. Те же, кто умудрялся пробиться сквозь толстый слой ваты привычных для неё устоев, и вызывал искренний, неподдельный интерес наследницы – через непродолжительное время переставали появляться в её окружении. Она, недолго печалясь, забывала о бывших товарищах, появлялись новые, но, со временем, девочка вовсе перестала привязываться к ним, направив весь свой интерес и любовь на единственный подходящий объект – отца.
Довольно скоро, лет с семи, ей было не просто дозволено, но велено присутствовать на совещаниях, проводимых господином Линдхольмом. Скучать не приходилось, поскольку одним из заданий было вникать в происходящее и, в меру возможностей возраста, анализировать, в любой удобной для неё форме. Старания поощрялись, отлынивание – наказывалось. В роли наказания выступало подчёркнуто-огорчённое молчание Рикарда, и было оно действенным, как ничто иное.
Чуть позже она и сама с интересом уже присутствовала там, всё тем же молчаливым наблюдателем, однако теперь с куда более явным осознанием необходимости происходящего. Вопросы, которые она после задавала отцу, становились осмысленнее, часть из них она адресовала своим учителям, получая развёрнутые ответы.
С тринадцати лет Эрика, вместе с отцом, посещала ежегодные «токийские встречи», на которых исполняла роль его личного секретаря. Что характерно – к этой роли равно серьёзно относились и она, и Рикард. Тогда же она и была представлена «свету» как будущая наследница контрольного пакета акций «Милитек».
Параллельно, под строгим наблюдением личного врача, шло физическое развитие девочки. Самостоятельно выбранные ею виды спорта были одобрены, но отец довольно строго дал ей понять, что распылять свои силы уместно лишь когда ты в них уверен, ибо в противном случае итог будет жалок и непрезентабелен. Чего, конечно же, она допустить не могла.
Итак, жизнь девочки была, с одной стороны, более чем насыщенной и продуктивной, а с другой, в некотором роде весьма изолированной, но отец, здраво рассудив, что всех благ быть не может, сделал ставку на образование и развитие дочери – и не прогадал.

9. Род занятий:
Наследница главы корпорации «Милитек» (включая дочерние предприятия «Милитек-фарм» и «Милитек-нейро»), Терра, Мельранский альянс. Потенциальная супруга адженса империи Касмарант (о чём пока ещё не в курсе).
Студентка первого курса Стокгольмской школы экономики.

10. Посещаемость форума:
По надобности (хотя поначалу – каждый день).

11. Связь с вами:
Скайп, ВК (хотя он козлит в последнее время ужасно).

12. Пробный пост:
Пальцы слегка ныли после завершения ежевечернего сорокаминутного урока игры на скрипке, но по сравнению с первоначальной болью это было ничто. Эрика машинально потирала друг о друга пальцы левой руки, направляясь в комнаты отца, чтобы традиционно пожелать ему доброй ночи. Зажатый под мышкой правой руки смычок оставлял на тёмной ткани блузки белый след канифольной пыли, а стиснутая в пальцах скрипка изредка касалась нагой голени гладкой и прохладной декой. Вообще-то ей следовало оставить инструмент в предназначенном для этого кабинете, но как раз сегодня она завершила оттачивание полноценного произведения, добилась сдержанной похвалы герра Йенсена – худого и высокого, как жердь, учителя музыки – и сочла возможным продемонстрировать отцу своё достижение. Как правило, он это одобрял и даже поощрял.
Мягкий ковёр с густым и длинным ворсом полностью поглощал звуки, что издавали её каблучки при ходьбе по мраморным плитам вестибюля, и девушка сейчас наслаждалась этим беззвучием, забавляясь сама с собой и стараясь сделать шаги ещё мягче, перекатываясь с носка на каблук. Настроение было откровенно приподнятым и, если можно сказать, озорным. Эрика играла сама с собой, делая вид, что не замечает и без того не слишком приметную охрану, что не знает о расположении камер слежения, о микроскопических дронах, постоянно сканирующих пространство поместья Линдхольм… есть только она, беззвучно крадущаяся по тёмно-бордовой тропинке, освещённой мягким апельсиново-тёплым светом люстр, по направлению…
Шаги вовсе утихли, когда девушка замерла в паре метров от приоткрытой двери отцовской комнаты, откуда доносились слегка приглушенные голоса. Один, несомненно, принадлежал Рикарду Линдхольму, но второй, также принадлежащий мужчине, она не узнавала. Азарт «охоты» схлынул, уступив место недовольству и замешательству. Кто-то прервал её игру. Как же досадно…
-… шанс. Только представь себе, какие возможности это откроет перед тобой! – этот голос… нет, он был знаком. Отдалённо. Эрика прищурилась, склонив голову к плечу и вслушиваясь в слегка повышающиеся на последних слогах интонации.
- Степень риска делает эту затею не настолько привлекательной, как ты рисуешь, Ри, - это отец. Но она слишком хорошо знала его… он уже был согласен. Эти слова про риск – просто набивает цену, как положено. Девушка сделала ещё один шажок вперёд, а, следом, ещё, подходя вплотную к двери и затаив дыхание. Да, возможно, подслушивать и нехорошо, зато насколько интересно! Эрика нетерпеливо, и, по возможности, беззвучно переложила смычок в левую руку, чтобы ненароком не коснуться тяжёлой створки дверей – из натурального дуба, но дальнейшие слова отцовского собеседника вынудили её застыть и, буквально, окаменеть.
- Брось, ты прекрасно знаешь, что твоей девчонке в том положении не будет угрожать ничего! То есть, ничего такого, что не угрожало бы ей сейчас… - наконец-то она вспомнила обладателя не слишком приятного голоса. Ри Фелл, представитель альянса от Деро. Девушка поморщилась, стиснув в слегка запотевшей ладошке гриф скрипки, и прильнула к двери, рискуя упасть. Это о каких угрозах может идти речь?!
- Ты заговариваешься, Ри. Я принял к сведению твоё предложение. Мне нужно обдумать его. И мне нужны гарантии, - последнее звучало с характерным и жёстким нажимом, а, следом, раздался скрип кожаной обивки кресла, когда Рикард шевельнулся, движением руки смахнув с экрана комма лощенное лицо барона Фелла, и вновь повисла тишина. Случайная «шпионка» так и не пошевелилась, судорожно соображая – о чём могла идти речь? – когда резковатый голос отца вывел её из задумчивости.
- Эрика, можешь войти. Я тобой недоволен.
Девчонка вздрогнула, отпрянув от двери в безотчётной попытке откреститься от произошедшего, а затем, понурившись, потянула на себя тяжёлую створку и просачиваясь в отцовские покои. Сумрачно, тепло, живой огонь в камине… всё, как обычно. Кроме странного, непривычного взгляда, которым её окинул родитель. От макушки до пят, словно видел впервые. Девушка подавила порыв поёжится и вежливо кивнула.
- Добрый вечер, папа…
Мужчина оборвал её речь движением указательного пальца, и лишь после этого раскрытой ладонью указал на соседний комм, куда была выведены данные охранных и следящих устройств.
- Ты не использовала слепую зону камеры. Тебе нужно было сделать два шага в сторону, чтобы не попасть сюда. И ты отлично знала об этом. Исчезнув из поля записи одной камеры и не появившись в другом, ты бы, конечно, вызвала вопросы, но не пойман – не вор. В этом случае твою вину ещё следовало бы доказать. Однако, ты подставилась. Плохо, Эрика. Очень плохо.
Девушка потупилась, не смея поднять руки, чтобы скрестить их на груди, подавляя естественный инстинкт «закрыться». Этого Рикард не одобрял в первую очередь. Никакой откровенной демонстрации. Тем более, что он, в самом деле, был прав. Недовольство отца – худшее из наказаний, и девчонка уныло размышляла о том, в какую же форму оно выльется на этот раз, но движение мужчины, поднявшегося из кресла, заставило её вновь поднять взгляд. Последовавшего за этим объятия она ожидала менее всего, и потому самообладание дало трещину, на миг подарив Эрике чувство беспомощности наравне с паникой. Не то, что бы отец не баловал её прикосновениями, но сейчас это было неправильно! Непедагогично! А, значит, случилось что-то по-настоящему странное. Возможно даже нехорошее. И почти наверняка связанное с тем самым разговором.
- Что ты слышала? – теперь голос мистера Линдхольма звучал как обычно – мягко, доброжелательно. Теперь в нём не звенела сталь. Сталь временно была спрятана в бархат.
- Барон Фелл предлагал тебе некую… затею. Я предполагаю – сделку, которая поможет существенно упрочить позиции «Милитека» на глобальном уровне. Ты выразил сомнение по поводу безопасности этого… мероприятия. После, барон Фелл уточнил, что я… то есть… мне – ничто не будет угрожать. Не больше, чем сейчас, - выдохнула, стараясь справиться с голосом, почти дословно процитировав услышанное, и, как всегда, дополнив своими предположениями. Мужчина внимательно смотрел, и в его, столь же светлых, как у дочери, глазах она видела своё отражение. Такое маленькое, незначительное…
- Ты услышала достаточно, чтобы сделать правильные выводы. Но мало, чтобы понимать степень глобальности замысла – назовём это так. Тебе не о чем беспокоиться.
Сердце заходилось, стуча где-то в горле, ритмичными молоточками отдаваясь в висках. Отец её… успокаивал? Довольно странное поведение. Странное, указывающее на его неуверенность. Значит, когда он говорил о рисках, и необходимости гарантий – он не набивал цену?
- Что это за замысел, папа? И каково в нём моё место? – подавив желание послушно кивнуть и уйти – вскинула голову, слегка нервозно дёрнув подбородком, и требовательно глядя на мужчину. Тот, мимолётно нахмурившись, поднял руку, аккуратно коснувшись её щеки, и в который раз девушка ощутила мягкий сухой жар, исходящий от его ладони.
- Это сделка, Эрика. Очень выгодная сделка. Для меня. Для нас. И ты, моя милая, в ней выступаешь главным активом. С сегодняшнего дня я назначаю тебе дополнительное домашнее задание: тебе необходимо повторить новейшую историю и изучить актуальное состояние империи Касмарант.
Девушка, сглотнув, свела брови и снова опустила лицо. Интересно. И непонятно. Ей следует это обдумать. Она рассеянно кивнула, зная, что этого даже не требовалось – отец никогда не спрашивал, поняла ли она задание, или дошли ли до неё его слова. Это было и так очевидно.
- Очень хорошо. Однако, я вижу, что ты не оставила инструмент в музыкальной комнате. Кстати, ты испачкала блузку.
Эрика рассеянно посмотрела на белесую размазавшуюся полоску на груди, затем на скрипку. Играть ей уже не хотелось, но если уж она пришла сюда с этим – дело надо было довести до конца.
- Да, папа. Я закончила ещё одно произведение. «Хрустальная ночь», Теодора Соколова…
- Фёдора. Фёдора Соколова, - мягко поправил он её, вновь садясь в кресло и поощряющее кивнув. – Я слушаю.
- Фёдора Соколова, - повторила послушно, с некоторым трудом перестроив произношение, и подняла скрипку, укладывая её на плечо и с привычной нежностью прижимаясь к деке щекой. Смычок, почти невесомо коснувшись четвёртой струны, извлёк первую басовитую ноту, и из-под пальцев девушки потянулась тихая, тягучая мелодия.

13. Вступление в игру.
Прибытие на планету Нера в составе основной делегации от Мельранского альянса.

Отредактировано Эрика Линдхольм (2014-08-22 01:07:45)

+1

2

Благодарю, вы приняты. Оформите подпись и отпишитесь в теме Игровые роли. Добро пожаловать и приятной игры)

0


Вы здесь » Твоя стихия УНИВЕРСУМ » Регистрация персонажей » Эрика Линдхольм, Терра, человек.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC